Головна Аналитика и судебная практика Аналитика Как проверить компетенцию руководителя субъекта хозяйственной деятельности
Как проверить компетенцию руководителя субъекта хозяйственной деятельности

Вопросы, которые связаны с проверкой компетенции лица, представляющего интересы субъекта хозяйственной деятельности, всегда были актуальными для судебной практики. Отсутствие у руководителя необходимых полномочий при совершении определенных юридических действий, ошибки при их оформлении существенным образом влияют на решение судебных споров. В последнее время актуальность таких дел значительно выросла в контексте усиления борьбы  с рейдерством, в том числе, противодействия назначению нелигитимных руководителей  и их противоправным действиям. При рассмотрении таких дел надо также учитывать изменения в действующем законодательстве,  на основании которых соответствующим образом может изменяться и оценка предоставленных сторонами документов.

Предметом судебного рассмотрения становятся полномочия руководителя как в сфере материально-правовых отношений (заключение и подписание договоров, издание приказов и т.п.), так и в сфере процессуально-правовых отношений (представительство в суде, подписание процессуальных документов и др.). Ошибки участников хозяйственно-правовых и гражданско-правовых отношений в оценке компетенции и дееспособности своих партнеров могут привести  к последствиям  - признание заключенных сделок, договоров недействительными, сделать невозможным их исполнение, привести к другим негативным последствиям, в том числе налоговым.
Большинство современных авторов рассматривают понятие «полномочия» и «компетенция» как тождественные или близкие по смыслу понятия (1). Не углубляясь в теоретические исследования данного вопроса, и раскрывая выбранную тему, будем также исходить из общепринятых положений правовой доктрины.
Раскрывая тему, следует, прежде всего, обозначить, каким законодательством регулируется установление и объем  полномочий (компетенции) руководителя юридического лица – субъекта хозяйственной деятельности.
В целом, Гражданский кодекс Украины (далее ГКУ) и Хозяйственный кодекс Украины (далее ХКУ) не содержат принципиальных новаций в подходах к вопросам, связанным с компетенцией органов юридических лиц. Так, в ст.92 ГКУ эти вопросы рассматриваются в контексте гражданской дееспособности юридического лица, то есть, как способность приобретать и реализовывать  гражданско-правовые права и обязанности. Юридическое лицо получает гражданские права и обязанности и реализует  их через свои органы, которые действуют в соответствии с уставными документами и законом. В случаях, установленных законом, юридическое лицо может приобретать гражданские права и обязанности и реализовывать их через своих участников. В отношениях с третьими лицами ограничение полномочий касательно представительства юридического лица  не имеет юридической силы, кроме случаев, когда юридическое лицо докажет, что третье лицо знало или, по всем обстоятельствам, не могло не знать о таких ограничениях.
Таким образом, возникает вопрос о том, по каким же документам стороны, а при возникновении спора, и суд, должны проверять компетенцию руководителя.
В ч.2.ст.207 ГКУ установлено, что сделка, которую совершает юридическое лицо, подписывается лицами, уполномоченными на это:
•Уставными документами
•Доверенностью
•Законом
•Другими актами гражданского законодательства.
В ст.65 ХКУ по укказанным вопросам предусматривается следующее.
Управление предприятием осуществляется соответственно его уставных документов, на основе объединения прав собственника касательно хозяйственного использования своего имущества и участия в управлении трудового коллектива. Собственник реализует свое право управления предприятием непосредственно или через уполномоченные им органы в соответствие с уставом предприятия или других уставных документов. Руководитель предприятия без доверенности действует от имени предприятия, представляет его интересы в органах государственной власти и органах местного самоуправления, других организациях, в отношениях с юридическими лицами и гражданами, формирует администрацию предприятия и решает вопросы деятельности предприятия в рамках и порядке, определенном уставными документами.
Полезно также указать отдельные положения ст.44 Закона Украины «О нотариате», который регулирует проверку гражданской правоспособности и дееспособности юридических лиц, проверка полномочий представителя физического или юридического лица.
При проверке гражданской правоспособности и дееспособности юридических лиц нотариус обязан ознакомиться  с  уставными документами,  свидетельством  о государственной   регистрации  и выпиской   из Единого государственного реестра  юридических  лиц  и физических  лиц - предпринимателей  данного  юридического   лица и   проверить,  соответствует ли нотариальное действие,   которое производится, объему его гражданской правоспособности и  дееспособности.
В соответствие со ст.17 Закона Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей» в Единый государственный реестр путем внесения записей на основании ведомостей из соответствующих регистрационных карточек, включаются среди прочего и такие сведения:
•сведения об органах управления юридического лица;
•ФИО, дата избрания (назначения) и идентификационные номера физических лиц-плательщиков налогов, которые избираются (назначаются) в орган управления юридического лица, уполномоченных представлять юридическое лицо в правоотношениях с третьими лицами, или лиц, которые имеют право совершать действия от имени юридического лица без доверенности, в том числе, подписывать договора;
•данные о наличии ограничений, что касается представительства от имени юридического лица.
Таким образом, при подписании договора или осуществлении других юридических действий, представители сторон или руководители, которые выполняют представительские функции, должны предъявить соответствующий документ (любой из ниже приведенных), который подтверждает их полномочия:
•Заверенную выписку из устава (других уставных документов), где за определенным должностным лицом (директор, президент, т.п.) закрепляются соответствующие полномочия;
•Выписка из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц-предпринимателей (ч.2.ст.17 Закона                       «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц-предпринимателей»);
•Закон или другие акты гражданского законодательства, которые содержат соответствующие положения;
•Доверенность.
Следует также обратить внимание на положение ст.18 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц – предпринимателей».
Если сведения, подлежащие внесению в Единый государственный реестр, были в него внесены, то такие сведения считаются достоверными  и могут быть использованы в споре с третьим лицом, до тех пор, пока в них не внесено соответствующих изменений. Если сведения, подлежащие внесению в Единый государственный реестр, являются недостоверными и были внесены в него, то третье лицо может ссылаться на них в споре как на достоверные. Третье лицо не может ссылаться на них в споре в случае, если она знала или могла знать о том, что данные сведения являются недостоверными.
Если сведения, подлежащие внесению в Единый государственный реестр,  не были в него внесены, они не могут быть использованы в споре с третьим лицо, кроме случаев, когда третье лицо  знало или могло знать эти сведения.
Согласно принятой в  правовой доктрине  классификации,  вышеизложенные  положения  закона  следует  отнести к  запрещающим  правовым  презумпциям,  то есть таким, которые  могут  опровергаться в  суде.
Представительство интересов субъекта хозяйственной деятельности, как процессуальная функция во время  судебного рассмотрения.
Представительство интересов, как процессуальная функция во время судебного рассмотрения только  лишь вспоминается в некоторых статьях ХКУ, например, в ч.5 ст.21 речь идет о представительстве законных интересов работодателей, которые могут осуществлять их объединение. Согласно ч.3 ст.237 ГКУ основания для возникновения представительства регулируются гражданским законодательством. Хотя, тут речь идет о представительстве в контексте материально-правовых (гражданско-правовых) отношений. На практике в теории возникают вопросы по поводу представительства в процессуально-правовых отношениях, а именно, в суде (судебное представительство).
В.Е.Беляневич отмечает  по этому поводу: «Нельзя считать процессуальным представительством то, что юридичнеское лицо представляют его  органы. Органы юридического лица  не наделены  специальным процессуальным статусом и действуют в рамках  полномочий, данных им законом и  уставными документами. Орган юридического лица  ведет  в  хозяйственном  суде дело без доверенности, на основании своей компетенции»
Хозяйственный процессуальный кодекс Украины (далее ХПК) не дает определения понятия судебного представительства. Тем не менее, такое определение можно найти в решении Конституционного Суда Украины от 08.04.1999. Тут отмечается, что по своей правовой природе представительство в суде является правоотношениями, в которых одно лицо (представитель) на основании определенных полномочий выступает от имени другого лица (доверителя) и выполняет процессуальные действия в суде в его интересах, получая (изменяя, прекращая) для него права и обязанности. Характерно, что по содержанию ст.28 ХПК руководители рассматриваются именно как представители в суде соответствующих предприятий и организаций.

Судебная  практика
Значительный интерес вызывает судебная практика в спорах, связанных с определением компетенции руководителя на основании информации из Единого государственного реестра (далее –ЕГР).
Так, в постановлении Высшего хозяйственного суда Украины (далее - ВХСУ) от 28.01.2010 в деле №17/218/09 рассматривалась такая ситуация. Речь шла об отсутствии, по мнению ответчика, у гражданина С. Полномочий для подписания искового  заявления, как директора. Согласно протоколу общего собрания учредителей Общества, гражданин С. назначен (избран) директором на срок с 03.01.2008 по 31.12.2008. По мнению предыдущих судебных инстанций, данный руководитель не имел полномочий на подпись искового заявления, т.к. его полномочия как директора, закончились 01.01.2009.
Между тем, ВХСУ с такими выводами не согласился и отметил следующее. В материалах дела отсутствуют доказательства того, что гражданин С. был отстранен компетентным органом от исполнения обязанностей директора Общества и был избран другой директор. Полномочия должностных лиц общества прекращаются  при их переизбрании (п.41 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24.10.2008р. №13 «О практике рассмотрения судами корпоративных споров»). Кроме этого, ВХСУ принял ко вниманию копии выписок из Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц-предпринимателей, из которых вытекает, что по состоянию на 12.05.2009, на 27.07.2009 (даты составления спорных документов) единым официальным руководителем истца в качестве директора является гражданин С. и именно он имеет право представлять интересы истца без доверенности и каких-либо ограничений.
Существенных изменений претерпела судебная практика применения ст.241 ГКУ.
До недавнего времени положения именно этой статьи служили защитой для договоров, заключенных с превышением полномочий. Здесь предусмотрено, что соглашение, заключенное представителем с превышением полномочий, создает, изменяет, прекращает гражданские права и обязанности лица, которые он представляет, только в случае последующего одобрения соглашения данным лицом. Соглашение считается одобренным в том случае, если лицо, которое он представляет, допустило действия, свидетельствующие о принятии его к исполнению.
В приведенном контексте значительный интерес вызывает постановление ВХСУ от 13.01.2010 по делу №32/572.  Предметом спора являлось  требование истца - признать договора, заключенные между истцом и ответчиком, недействительными; основанием иска является превышение полномочий Председателем Наблюдательного совета банка, который подписывал спорные договора со стороны истца, поскольку ни уставом истца, ни положением о Наблюдательном Совете истца, ему не было дано соответствующих полномочий на совершение таких действий со стороны банка.
Отменив вынесенные судебные решения, ВХСУ отметил – из системного анализа положений ст.124 ГКУ можно сделать вывод, что превышение представителем лица своих полномочий при совершении сделки не является несомненным основанием для признания недействительным такой сделки в судебном порядке в случае его дальнейшего одобрения лицом, от имени которого действовал представитель. При исследовании обстоятельств совершения истцом проплаты по спорному договору купли-продажи, необходимо достоверно установить, что оплата истцом денежных средств по указанному договору была проведена по поручению полномочного должностного лица истца. Решение данного вопроса непосредственно влияет на решение другого важного вопроса, а именно: имело ли место одобрение истцом сделки (договора купли-продажи), совершенного от его имени Председателем Наблюдательного совета истца и решить спор соответственно требованиям закона. То есть, ВХСУ указал на необходимость проверки наличия соответствующих полномочий у лица, которое своими действиями одобрило спорную сделку соответственно ст.241 ГКУ.
Другие аспекты данной проблемы будут рассмотрены в следующих публикациях.

Сергей Теньков
Доктор философии в области права